Вид:

Владение оружием — наше неотъемлемое право

Все люди хотят спокойно гулять по городским улицам без страха и чувствовать себя в безопасности дома. Преступники в своей уголовной деятельности часто применяют оружие, даже в тех странах и городах, где владение оружием запрещено или строго ограничено. В большинстве стран является преступлением хранение огнестрельного оружия лицом, ранее осуждённым за серьёзное преступление. Однако, профессиональные преступники всё-таки с легкостью добывают оружие и пользуются им как и прежде. Законы, контролирующие оружие явно неспособны выбить оружие из рук преступников.

Некоторые ошибочно полагают, что проблемы вызывает оружие само по себе. Придерживаясь этого заблуждения, они призывают лишить частных граждан права его иметь, что, якобы, остановит преступность, убийства и увечья, причинённые преступниками или небрежными владельцами оружия. Кто-то другой просто не любит оружие, не может понять, как кто-то другой может его любить, и ищет любой возможности запретить владение оружием для всех — кроме государства.
Мирные, законопослушные граждане имеют резон считать, что их право иметь оружие «не подлежит отмене». Для добившихся успеха американских революционеров на это была одна важнейшая причина. Они потребовали Билля о правах, включая Вторую поправку, перед ратификацией Конституции. Они хотели контролировать новое национальное правительство и ограничить неизбежную тенденцию государства к росту и превращению в силу, подавляющую собственных граждан. Они знали, что без огнестрельного оружия они не могут надеяться на сопротивление вероятной в будущем государственной тирании. Право восстать против тирании значило бы совсем мало без оружия в руках людей любящих свободу.

Эта идея американских революционеров была оправдана и подтверждена дальнейшим ходом истории. Диктаторы и самовластные правящие органы неизменно стремятся разоружить народ, чтобы сосредоточить власть в своих руках и лишить сопротивляющихся всякой надежды на успех.

Основные человеческие права

Есть ещё более фундаментальная причина, нежели одобрение Конституцией обладания оружием. Личные права человека. Само обладание ружьём или пистолетом не нарушает ничьих прав. Если у вас есть пистолет «Магнум-357», охотничье ружьё, карабин или пулемёт, то это не причиняет мне вреда. Вы можете обладать сотней винтовок и боеприпасами к ним. Это не нарушает ничьих прав. Нет оснований объявлять вас за такое обладание преступником. Я должен уважать принадлежащие вам как человеческому существу права также как и вы — мои: владеть, хранить и использовать собственность, которую вы нажили мирно и честно. Точка. В том числе оружие.

У вас могут быть любые причины к обладанию огнестрельным оружием: безразлично служит ли оно для самообороны, охоты, капиталовложений, состязаний в стрельбе, коллекционирования либо вы просто получили его в наследство от любимого дедушки. Пока вы никому не приносите вреда, никто не имеет права жаловаться. Это сугубо ваше дело.

Сторонников контроля над оружием не волнуют ни ваши права, ни ваше право распоряжаться собственной жизнью и собственностью. В самом деле, они употребляют термин «контроль над оружием», просто чтобы сосредоточить внимание на неодушевлённом предмете и вреде, который этот предмет может причинить, скрывая тем самым факт, что в действительности они хотят лишь контролировать других людей, нарушая при этом их права.

Урок сухого закона

Приверженцы контроля над оружием напоминают сторонников запрещения спиртного. Объявив алкогольные напитки вне закона, они расплодили организованную преступность, вызвали кровавые и жестокие войны между преступными группировками, и коррумпировали всю систему уголовного правосудия. То же самое происходит и сегодня с «войной против наркотиков». Сухой закон не остановил употребление спиртного; законы против наркотиков не могут остановить употребления наркотиков. Объявление владения оружием вне закона провалится точно также.

Первыми жертвами усилий по контролю над оружием становятся порядочные граждане, чьи гражданские права растаптываются, как только безумные законодатели и полиция затягивают гайки. Запрет на оружие лишь сделает его дороже и даст организованной преступности больше возможностей для извлечения прибылей на оружейном чёрном рынке. Насилие выплеснется на улицы в новых междоусобных войнах. Уголовники не сдадут своего оружия. А множество законопослушных граждан сделают это и останутся беззащитными перед вооружёнными бандитами.

Личная безопасность

У людей есть право решать, как лучше защитить себя, свои семьи и собственность. Десятки миллионов людей имеют оружие дома и благодаря этому спят спокойнее. Исследования показывают, что там, где обладание оружием запрещено законом, преступники совершают больше квартирных ограблений со взломом. Никому нет причин бояться человека, который держит у себя дома оружие, за исключением разве грабителей.

Правоозранительные органы не располагает ресурсами для обеспечения постоянной безопасности вашего дома, предприятия или улицы на месте. Она появляется после преступления, чтобы составить отчёт и провести расследование, обычно, безуспешное. Чем беднее квартал, тем больше риск для жителей, которые хотят лишь мирно жить и заниматься своими делами. Обладание личным оружием — не просто первая, а единственная их линия обороны.

Только наличие оружия у граждан может предупреждать насилие, уменьшать его распространение или полностью искоренять. Опросы осуждённых преступников показывают, что страх перед вооружёнными гражданами сдерживает преступность. В этом есть смысл. Если налётчик знает, что продавцы и покупатели в магазине могут быть вооружены, то он, вероятно, сочтёт опасность для своего здоровья слишком большой чтобы попытаться его ограбить.

По статистике, правонарушитель скорее будет отогнан вооруженными пострадавшими, чем осуждён и посажен за преступление. Таким образом, распространённое обладание оружием принесёт округе больше безопасности.
Иногда психически больные лица открывают огонь по окружающим, обыкновенно с помощью оружия, которое хранят нелегально. Те, кто контролирует оружие, как правило, реагируют на это призывами к ужесточению законов, касающихся права остальных иметь оружие. Подобное событие привело к недавнему запрету на «десантные винтовки». В Америке живут десять миллионов владельцев оружия. 99,999% из них ни разу не причинили другим вреда своими ружьями или пистолетами.

Объявление владения оружием противозаконным сделает преступниками миллионы законопослушных американцев, которые никому не причинили вреда и никому не угрожают. Клеймить таких невиновных людей ярлыком преступника было бы грубым нарушением нравственности.

ФАКТЫ

Сухие факты, логика и желание обеспечить реальную безопасность в обществе позволяют нам поставить под сомнение политику государств в области контроля над огнестрельным оружием.

Эксперты по рынку огнестрельного оружия из Национальной академии наук США (National Academy of Sciences) провели детальный анализ 253 статей в научных, специализированных журналах, 99 книг, 43 отчета правительства. Они также провести собственные эмпирические исследования, но не могли найти тех законов об ужесточении правил оборота огнестрельного оружия, которые бы сокращали число преступлений, самоубийств или преступлений, совершаемых с применением оружия. К аналогичному выводы пришел Centers for Disease Control в 2003 г. Периодические расстрелы школьников в США в школах доказывают неэффективность существующих правил регулирования данного сегмента рынка. Все эти примеры зверских убийств имели место в зонах, где запрещено пользоваться оружием. Тем не менее, это не помешало убийцам приобретать необходимое оружие.

Исторически число убийств до введения жесткого регулирования рынка огнестрельного оружия было в общем меньше, чем после. Такие законодательные ограничения появились в Британии и Европе после первой мировой войны. Они никак не повлияли на динамику количества убийств с применением огнестрельного оружия. Разница в трендах между Британией и США наметилась с 1980-ые и 1990-ые. В конце 1990-х Британия перешла из режима жесткого контроля до полного запрета пистолетов и длинноствольного стрелкового оружия (handguns, long guns). О неэффективности запрета свидетельствует тот факт, что к 2000г. число преступлений с совершением насилия увеличилось. Англия стала лидером по данному показателю среди развитых стран и опередила США. В этот период 25 штатов США разрешили ответственным гражданам носить в скрытом виде пистолеты. Сегодня в США в 40 штатах, в которых живет 60% населения ответственным жителям можно носить оружие. Таких людей зарегистрировано 3,5 млн. (2005 г.)

Г. Маузера напоминает, что государство, вводят запреты или ограничения на рынке огнестрельного оружия, преследовало цель сократить не только количество преступлений с совершением оружия, но и общее число преступлений. Главный текст на определение эффективности законодательства по оружию – это динамика общественной безопасности. Если число убийств сокращается, значит, закон работает и наоборот.

Британия, Австралия и Канада в 1990-х приняли драконовские законы по ограничению рынка огнестрельного оружия. Это страны с хорошо функционирующей демократией, полицией, таможней и высоким уровнем образования. В Британии СМИ раздули сначала случай в Hungerford в 1987 г. и убийства в шотландском Dunblane в 1996 г. Журналисты были возмущены тем, что убийцы имели лицензии на владение оружием. Они не обратили внимание на тот факт, что полиция не следовала утвержденной процедуре предоставления этим людям разрешения на покупку оружия. В 1988 г. (консервативное правительство) и поправки 1997 г. запретили все пистолеты (handguns). Однако эти меры не привели к снижению уровня преступности. В отличие от США, число убийств в Англии и Уэльсе в 1990-ые выросло на 50%, с 1,1 случаев на 100 тыс. человек до 1,6 случаев в 2000 г. С 2001 г. оно сохраняется на уровне 1,7 на 100 тыс. Что касается числа преступлений с использованием насилия (violent crime), статистика показывает их резкое увеличение после введение запрета на ручное оружие. С 1996 г. уровень преступности был выше, чем в США. Он вырос с 400 случаев на 100 тыс. в 1988 г. до почти 1400 случаев в 2000. В США же общее число подобных преступлений не только было меньше, но и продолжало снижаться.

С 1988 г. число выдаваемых разрешений на приобретение оружия сократилось на 30%. Британская полиция признает, что только одно из десяти единиц огнестрельного оружия, которым было совершено убийство, было легальным.
Таким образом, в Англии и Уэльсе запреты и ужесточения на рынке оружия не привели к падению уровня преступности. Аналогичная ситуация сложилась и в Шотландии. В 1987-1996 г. среднее число убийств в этой стране составляло 104. 1997 г. был очень спокойным – 90 убийств, но потом их число начало расти. До 2003 г. было совершено 110 убийств с применением оружия, а в 2001-2003 гг. – 114 случаев в среднем в год. Выросло число преступлений, совершаемых с применением насилия: с 14500 в 1994 г. до более 15000 в год в 2001-2003 гг. За этот же период число изнасилований и попыток к изнасилованию выросло с менее 6000 в год до 6500.

Аналогичная ситуация по эффективности законов против огнестрельного оружия наблюдается в Австралии. 28 апреля 1996 г. в австрийском Порт Артуре Мартин Браянт, умственно больной человек начал стрелять в прохожих и убил 35 человек. СМИ обратили внимание на его полуавтоматическое оружие. Удивительно, но не было проведено расследование поведения полиции по выдаче этому больному разрешения. После убийств в Тасмании в 1997 г. правительство Австралии резко ужесточило законодательство по огнестрельному оружию. Власти решили конфисковать около 600 тысяч единиц, преимущественно полуавтоматического или помпового огнестрельного оружия (pump-action firearms). Данные меры не сделали улицы городов Австралии более безопасными. Число убийств с применением огнестрельного оружия уменьшилось, но с применением других видов оружия выросло. Общее число убийств в 1995-2001 гг. оставалось неизменным. В США в 1990-ые число убийств упало на 32%, а в Австралии – только на 10%. При этом число штатов, которые разрешили своим резидентам носить оружие в скрытом виде, выросло с 28 до 40. разница между Австралией и США еще более очевидна при сравнении общего числа преступлений, совершенных с применением насилия. Число таких преступлений падает в США, а в Австралии в 1997-2001 оно росло. По сравнению с 1997 г. число таких преступлений в США сократилось на 22%, а в Австралии увеличилось на 14%. Выросло здесь число краж и нападений. Уничтожение конфискованного оружия обошлось австралийскому бюджету в $A 500 млн.
С трагедии началось ужесточение законов по обороту оружия в Канаде. 6 декабря 1989 г. Marc Lepine (рожденный Gamil Gharbi) пришел в студенческий городок Монтреальского университета и убил 14 женщин, ранил еще 13 студентов. Четверо из них были мужчинами. Расследование данной трагедии показало грубые ошибки полиции, но правительство и парламент решили ужесточить рынок огнестрельного оружия (в 1991 г., 1995 и 1998 были приняты соответствующие поправки). С середины 1990-х число убийств в Канаде сохранялось примерно на одном уровне после небольшого снижения в начале 1990-х. Число убийств с применением огнестрельного оружия не выросло, но число убийств с помощью ножей и бит выросло. В 1990-ые число преступлений с использованием насилия в США упало с 600 на 100 тыс. до 500 случаев, а в Канаде оставалось неизменным. Изначально власти утверждали, что введение нового законодательства по оружию обойдется только в $CAN 2 млн. Как оказалось, по информации Генерального инспектора в 2001 г. затраты на регистр огнестрельного оружия превысили $CAN 1 млрд. Общие затраты на реализацию нового законодательства оцениваются на $CAN 3 млрд.
Ситуация в Ирландии дополняет картинку по огнестрельному оружию. В этой стране 2 августа 1972 г. был принят приказ о сдаче всего огнестрельного оружия (Firearms Temporary Custody Order) в течение трех дней. После принятия данного приказа число убийств в Ирландии удвоилось. До 1972 г. регистрировалось в среднем 13 убийств в год. В 1972 г. число резко увеличилось до 28 случаев. Последующие 20 лет число убийств сохранялось на этом уровне. Затем оно снова начало расти до 45 убийств в год. Более того, резко выросло число убийств полицейских. В 1970 г. был убит офицер полиции Fallon. Это было первое убийство за 28 лет. В следующее 29 лет было убило 13 офицеров полиции. За тридцать лет после ужесточения законодательства об оружии число преступлений с использованием насилия тоже выросло. Например, число ограблений выросло с 500 в год в начале 1970-ых до более 2000 тыс. в начале 1980-ых и достигла 3500 в 1995 г. В 2005 г. было более 4000 краж.

В Ямайке в начале 1970-ых было зафиксировано резкое увеличение числа преступлений с использованием оружия. Число убийств выросло с 6 – 7 на 100 тыс. в конце 1960-ых до более 11 в 1973. В ответ правительство в 1974 г. приняло Gun Court Act. За владение даже одним патроном выло введено пожизненное заключение. Результат не был таким, каким его ожидали увидеть власти. В 1973 г. до принятия закона было убито 227 человек, в 1974г. – 195. В 1975 г. число убийств выросло до 266, в 1976 – до 367. В 2001 г. было убито 1139 человек.

Таким образом, анализ ситуации в США, Канаде, Британии, Австралии, Ирландии, Ямайке убедительно доказывает, что запреты и жесткие ограничения на рынке оружия не приводят к декларируемой цели, т. е. не делают наши сообщества безопаснее. Число преступлений не сокращается. Если на таком чувствительном рынке, каким является рынок оружия, государственные запреты и жесткие нормы регулирования не работают – и это в странах с работающими демократиями, мощными институтами правопорядка и независимыми судами – то в развивающихся странах, с острым дефицитом политической и гражданской свободы, подобные запреты только концентрируют власть в руках криминализованных силовых структур, развращают чиновников и резко снижают качество услуг, которое государство обязалось оказывать своим гражданам.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.