Вид:

Виктор Радченко. Копирайт на перекрестке эпох

Авторское право (copyright) возникло с появлением печатного станка и разделением функций автора и издателя для регулирования правоотношений между последними. Прежде всего, копирайт как разрешение авторов на печать (копирование) своих произведений издателями преследовал своей целью защиту прав авторов. Авторское право регулировало отношения между автором и издателем, но ни в коем случае не вмешивалось в действия читателя, т.е. его действие оканчивалось актом купли – продажи между издателем (продавцом) и читателем (покупателем). Авторское право, естественно, охватывало и те случаи, когда автор и издатель совпадали в одном лице, хотя такие случаи и были редки.

Первоначально копирайт удовлетворял всех. Авторы получили защиту своих прав и возможность получать доход от своих трудов, что вело к росту количества пишущихся работ. Издательская деятельность требовала значительных инвестиций в основной и оборотный капитал, наличия отлаженных логистических и дистрибутивных каналов, что создавало барьеры для вхождения на рынок и позволяло издателям извлекать экономическую прибыль. Читатели и общество в целом выигрывали от большего количества авторских работ и эффекта масштаба при производстве и дистрибуции книг крупными издателями.

С приходом компьютерной эры ситуация в корне изменилась.
Авторские произведения приобрели цифровую форму и маржинальная стоимость их производства и дистрибуции устремилась к нулю. Соответственно, каждый автор (и читатель, желающий копировать произведение) стал сам себе издателем, а традиционные издатели превратились в типичное лишнее звено, которое должно было бы быстро отмереть в условиях рынка. Если бы не копирайт. Копирайт искажает рыночную динамику и позволяет существовать неэффективным с точки зрения рынка структурам. Традиционные издатели давно превратились в подобие средневековых гильдий – когда-то они выполняли полезную обществу функцию, но со временем потеряли всякий экономический смысл и существуют только благодаря наличествующим в области права артефактам. Только существование копирайта и позволяет традиционным издательским структурам держаться на плаву. И они это очень хорошо понимают, лоббируя все более жесткое (а зачастую и жестокое) законодательство о копирайте.

В защиту ужесточающегося копирайта выдвигается множество аргументов. Не меньшее количество доводов предлагают и его противники. Представляется целесообразным проанализировать ситуацию на уровне общества в целом, а не углубляться в детальное обсуждение каждого из аргументов, что может только запутать, а не прояснить ситуацию.

Законодательство призвано защищать естественные права и/или преследовать благо общества в целом. Закон имеет право на существование только в том случае, если он защищает неотъемлемые права гражданина и/или улучшает благосостояние общества. Столь простой и очевидный тезис, как это ни странно, зачастую игнорируется даже (и особенно) самими юристами. Ссылки на давность какой-либо законодательной нормы, на сам факт наличия ее в законодательстве и проч. не являются приемлемыми аргументами в пользу ее дальнейшего существования. Как только закон перестает выполнять свою функцию защиты естественных прав гражданина и/или улучшения для общества, он теряет право на существование и должен быть отменен.

Авторское право не относится к естественному праву, так как является результатом соглашения между обществом и автором (издателем), в котором общество отказывается от части свобод для стимулирования написания новых произведений. Кроме того, это право в большинстве случаев уступается издателю, что уже само по себе входит в конфликт с концепцией естественного права. В решениях судов многих стран (в частности, США) прямо декларируется, что единственной причиной наделения кого-либо монопольным авторским правом является благо общества [1]

. Следовательно, авторское право в его сегодняшнем виде имеет право на существование только в том случае, если результатом его функционирования является большее благо для общества в целом.

Как мы определились, законодательство о копирайте должно иметь своей целью максимальное благо для общества в целом. Выше уже указывалось на сложность и противоречивость поаргументного анализа позиций сторонников и противников копирайта в его сегодняшнем (и, возможно, еще более ужесточенном) виде. Существует другой способ, помогающий анализировать комплексные проблемы, подобные проблеме копирайта. Можно сравнить состояния, в которых окажется общество через определенный промежуток времени в случае сохранения сегодняшних трендов развития копирайта и в случае его «облегчения» (как предлагается, например, сторонниками Free Software Foundation).

Сегодня мы являемся свидетелями ужесточения законов о копирайте. Множество людей получают тюремные сроки за установку или даже «содействие распространению» нелицензионного программного обеспечения. Вполне адекватное видение развития ситуации при сохранении существующих тенденций приведено в знаменитой статье Столлмена “Право читать” [2], описывающей ситуацию в мире копирайта в 2047 году [3].

У героя статьи, Дэна, девушка Лиза попросила компьютер взаймы. Это поставило его перед дилеммой. Нельзя было не помочь, но если одолжить свой компьютер, Лиза могла бы читать его книги. Помимо того, что за это можно было сесть в тюрьму на много лет, шокировала сама идея. С первого класса в школах внушали, что поделиться книгой – ужасное преступление, сравнимое с морским пиратством. Шансов ускользнуть от бдительного ока SPA – Software Protection Authority (службы защиты программного обеспечения) – практически не было.

Изучая программирование, Дэн узнал, что каждая книга имела контрольный Монитор, который сообщал, кто и когда ее читает, в Центр Лицензирования (Central Licensing). Как только компьютер войдет в сеть, Центр может это засечь, а Дэн, как владелец компьютера, понесет самое тяжелое наказание за то, что не предупредил преступления. Дэн знал, что семья Лизы принадлежит к среднему классу и с трудом оплачивает обучение, так что на книги и вовсе не хватает. Чтение чужих книг для нее могло быть единственным способом завершить образование. Позднее Дэн узнал, что было время, когда каждый мог пойти в библиотеку и бесплатно получить журнальную статью и даже книгу. В те годы существовали люди, которые могли читать тысячи страниц, не прибегая к правительственным библиотечным грантам. Но в 1990-х годах как коммерческие, так и бесприбыльные издатели журналов начали взимать плату за доступ. В 2047 году библиотеки, которые бесплатно предоставляли учебную литературу всем желающим, были историей.

Конечно, были способы обойти контроль SPA и Центра Лицензирования. Но и они были незаконными. Одногруппник Дэна достал запрещенный отладчик и с его помощью обходил код Монитора, когда читал книги. Но он рассказал об этом слишком многим, и кто-то донес на него SPA, чтобы получить вознаграждение (нуждающиеся студенты легко становились доносчиками). В 2047-м одноклассника посадили не за пиратское чтение, а за хранение отладчика.

Дэн позднее узнал, что было время, когда каждый мог иметь отладочные инструменты. Были даже бесплатные отладчики. Но пользователи начали использовать их для обхода Мониторов; в конечном счете, суд постановил, что такое их применение стало основным. Как следствие, отладочные средства были объявлены вне закона, а их разработчики оказались за решеткой.

Другой возможностью обойти Монитор была установка модифицированного системного ядра. Дэн мог бы узнать о бесплатных его реализациях, даже о полностью бесплатных операционных системах, которые существовали на рубеже веков. Но мало того, что они считались запрещенными, подобно отладчикам, оказывалось невозможным их установить, даже если удавалось достать такую систему – требовался специальный пароль для каждого компьютера. Но ФБР и сервисная служба Microsoft держали его в секрете.

Подобная ситуация в конечном итоге привела к революции, потому что мир копирайта все более становился похож на тоталитарную диктатуру.

Написаны и картины мира «без копирайта». По словам Marieke van Schijndel [4], монополисты от культуры отчаянно стремятся заставить нас поверить, что без существующей системы копирайта, мы не имели бы никакого творческого развития культуры и, соответственно, никакого удовлетворительного провождения свободного времени (entertainment). Это нонсенс. Мы имели бы больше, как в плане количества, так и качества. Мир без копирайта легко вообразить. Игровая площадка различных уровней культурного производства – рынка, доступного для каждого – была бы снова восстановлена. Мир без копирайта предложил бы гарантию хорошего дохода большинству авторов, и защитил бы общественное достояние (public domain), знания и творческий потенциал. И члены общества получили бы то, на что они имеют право: удивительно богатый и разнообразный выбор культурных альтернатив.

В мире без копирайта существуют множество способов получения авторами денег за свой интеллектуальный продукт [5]. Например, подписка на эксклюзивную информацию с помощью «открытой» программы-клиента: такие юридические справочные программы как «Гарант», «Консультант +» и им подобные программы точно ничего не потеряют, если откроют исходные тексты клиентов, поскольку «закрытые» базы законодательства – и есть тот самый товар, за который они получают деньги. Зато можно получить бесплатно портированные на другие операционные системы версии, плюс какие-либо усовершенствования.

Все новое и прогрессивное только выигрывает в отсутствие копирайта. Например, исследования американских ученых-юристов Кэла Расталья и Кристофера Спрингмана показывают [6], что движущими силами моды является примерно то же самое, что Пелевин в «Generation П» назвал «оральным» и «анальным» «вау-факторами». Во-первых, это постоянное движение вперед: мода меняется быстрее, чем изнашиваются вещи. Во-вторых, после того, как на рынок «выбрасывают» новые вещи, в дело и вступают эпигоны, их тиражирующие. Чем больше клонов – тем они моднее. До тех пор, пока не придет время для новой коллекции… Более того – по уверениям авторов, копирайт для модельеров будет только вреден: он заставит охранять «интеллектуальную собственность» вместо того, чтобы выдумывать что-то новое. Таким образом, мир моды развивается не благодаря копирайту, а вопреки ему [7]. «Пиратские» изделия используются, в сущности, как рекламные образцы.

Ричард Столлмен считает [8], что когда компьютерные сети обеспечат возможность легко послать кому-то небольшую сумму денег, исчезнет сама по себе причина ограничивать дословное копирование. Если вам нравится книга, и у вас на компьютере появится окно с сообщением “Нажмите сюда, чтобы дать автору один доллар”, то почему бы вам так не поступить? Авторское право на книги либо музыку, как оно применяется к распространению копий, полностью устареет. И подходящий момент уже наступил!

Все большее распространение приобретает т.н. копилефт (copyleft) [9]. Публикация на условиях копилефта означает, что данный авторский материал можно копировать, публиковать и даже видоизменять по своему усмотрению при выполнении некоторых условий лицензии. В частности, необходимо указывать первоначального автора и источник. Казалось бы, простейший способ сделать произведение свободным – передать его в общественное достояние. Однако велик риск, что кто-то, внеся изменения, примется распространять продукт под грифом «копирайт». Поэтому одной из центральных идей копилефта является обеспечение принципа «наследования» свободы пользования. Никто не может обойти волеизъявление первого автора и ввести ограничения при повторном распространении или изменении, т.е. изъять объект из свободного оборота. Вторичный пользователь ни при каких условиях не сможет зарегистрировать производный (видоизмененный им) продукт как объект авторского права. Копилефт опирается на закон о защите авторского права, но вместо средства приватизации он превращается в средство сохранения свободы распространения.

Идея копилефта возникла в 1980-е гг., когда Ричард Столлмен из Массачусетского технологического института, считая абсурдным, что плохо работающие компьютерные программы невозможно модернизировать, поскольку их исходные коды засекречены, выдвинул идею «открытого кода». Был предложен инструмент легализации подобного рода деятельности – GNU General Public License (Стандартная общественная лицензия GNU GPL). Это лицензия на свободное программное обеспечение, созданная в рамках проекта GNU в 1988 г., сокращенно GNU GPL или просто GPL.

«Чтобы применить к программе copyleft, – пишет Столлмен, – мы сначала защищаем ее авторским правом; затем мы добавляем условия распространения, которые служат юридическим инструментом, дающим каждому право на использование, изменение и повторное распространение кода программы, но только если условия распространения не изменены».

Первоначально GNU GPL предполагалось использовать только для компьютерных программ, но позже ее распространили на другие виды как цифровой, так и нецифровой продукции: научные разработки, произведения искусства и проч.

Серию лицензий класса copyleft разработала некоммерческая организация Creative Commons, основанная в 2001 г. в США Лоуренсом Лессигом (Lawrence Lessig) – профессором Стэнфордской юридической академии. Лицензия Creative Commons позволяет сохранить авторство и защитить некоторые права (Some Rights Reserved). В целом она дозволяет свободное копирование, распространение, демонстрацию и исполнение объектов авторского права – музыки, видео, рисунков, фотографий, книг (в том числе и в коммерческих целях), а также создание на их основе производных объектов авторского права. Чтобы воспользоваться этой лицензией, третьему лицу достаточно лишь указать автора стартовой работы и то, что она распространяется на условиях СС (Creative Commons).

Свободное распространение вовсе не обязательно бесплатное. Родоначальник движения Р. Столлмен не только не возражает против оплаты, но, наоборот, «поощряет тех, кто распространяет свободное ПО настолько дорого, насколько они хотят или могут». Хотя люди не обязаны платить за распространение свободных продуктов, общественные нормы, а также экономия на издержках поиска и апробирования служат мощным стимулом к этому. Все зависит от художников, композиторов, ученых, независимых продюсеров и пользователей, способных лично содействовать реализации свободного творческого обмена.

Уже существующее изобилие произведений, снабженных копилефтом, говорит о том, что разнообразие авторских произведений в мире без копирайта не только не снизится, но и, наоборот, значительно возрастет.

Выбор мира, в котором будут жить наши дети, зависит от каждого из нас. Сравнение этих миров, по мнению автора данного эссе, не в пользу мира с господством копирайта. Только максимальная свобода для творчества ведет к максимально полному развитию личности и общества. А это значит, что коренная реформа копирайта необходима уже сегодня.


[1] Решение Верховного Суда США 286 U.S. 123, 127 (1932).

[2] Richard Stallman “The Right to Read” (http://www.stallman.org/)

[3] Основано на переводе С. Коропа http://www.gnu.org/philosophy/right-to-read.html

[4] Опубликовано в International Herald Tribune, http://www.iht.com/, October 8, 2005. Использован перевод А. И. Скобелева.

[5] Использована статья Павла Протасова «Мир с копирайтом и без», http://www.webplanet.ru/node/15218/print

[6] http://www.nytimes.com/2007/04/05/business/05scene.html?ei=5070&en=64033c0d4539c90a&ex=1176436800&adxnnl=1&emc=eta1&adxnnlx=1175858841-yOP3UeDayOvqvfRvC69bCA

[7] http://www.publicknowledge.org/node/597

[8] Richard Stallman «Freedom – Or Copyright?» цитируется по переводу С. Коропа http://www.gnu.org/philosophy/freedom-or-copyright.ru.html

[9] Использована статья А. Долгина «Возможен ли рынок без копирайта?», http://artpragmatica.ru/smi/?uid=1815

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.