Вид:

Виктор Радченко. О введении избирательного ценза

Развитие демократии на протяжении истории сопровождалось снятием барьеров для участия широких масс в выборе тех, кто будет управлять государством. С середины 20-го века, когда избирательное право получили женщины и национальные меньшинства, в большинстве стран, которые мы считаем демократическими, восторжествовало всеобщее избирательное право. Практически единственным избирательным цензом для граждан стал ценз общей дееспособности, то есть избирательное право имел любой гражданин государства, который достиг совершеннолетия и не был поражен в правах по причине состояния душевного здоровья.

Однако всеобщее избирательное право подняло проблему компетентности избирателей. Вопросы, по которым необходимо принимать решения, становятся все сложнее. Уровень компетенции среднего избирателя, по мнению некоторых, уже не позволяет ему квалифицированно и осознанно сделать выбор.

Принятие решения все чаще основывается не на осознанном выборе альтернатив, а на впечатлении от «павлиньих игр» политиков и манипулировании через СМИ и PR, войны компроматов и проч. прелестях современного политикума. Избиратель все чаще голосует не за политическую или экономическую платформу, а за личность или даже продуктовый набор, обещание повышения пенсии и прочих плюшек.

В этой связи все чаще звучат голоса о введении избирательного ценза, то есть фактической отмены всеобщего избирательного права. При этом право голоса сохраняется у людей, хоть сколько-то компетентных в проблематике голосования. Компетентность предполагается проверять тестированием интеллекта, формальными признаками наличия образования и проч.

Более мягкий вариант предусматривает наделение компетентных людей большим количеством голосов в сравнении с людьми менее компетентными.

Рассмотрим эту проблему поподробнее.

Очевидно, что подобный подход фактически ведет к замене демократии меритократией, то есть в такой политической системе больше властных полномочий получат люди более “компетентные” или “достойные”. Оставим за рамками данной статьи критерии компетентности, и перейдем к основным проблемам.

Почему мы считаем, что некий “маржинальный избиратель” некомпетентен в сложных вопросах управления современным обществом? Он дожил до выборов, не погиб на пешеходном переходе, разобрался в устройстве тележки в супермаркете, расплатился карточкой в магазине — он уже вполне компетентен в обыденной жизни. Если некомпетентность “маржинального избирателя” заключается в том, что он голосует не так, как хочется кому-то, скажем, с двумя университетскими образованиями, то это еще не повод лишать “маржинального избирателя” голоса. Хотя бы потому, что “маржинальный избиратель” не просто выбирает президента — он при этом распоряжается своими собственными деньгами.

Отметим тот не совсем очевидный факт, что любое политическое решение на самом деле является решением экономическим. То есть вследствие казалось бы чисто политических решений изменяется структура финансовых потоков в государстве. Кто-то деньги теряет, кто-то приобретает, кто-то зарабатывает больше, чем он бы зарабатывал без принятия конкретного политического решения, кто-то меньше. Это справедливо в отношении как таких решений, как строительство дороги, развитие или прекращение космического проекта, так и, казалось бы, далеких от экономики вопросов образовательной программы в школе или языка, на котором ведется делопроизводство в суде. Даже замена, к примеру, произведений Булгакова на романы Беляева в школьной программе дополнительного чтения ведет к перераспределению финансов между типографиями, выпускающими учебники, к изменению авторских отчислений (если не истек срок копирайта) и проч. Следовательно, любое политическое решение ведет к изменению экономического состояния как минимум части членов общества.

Значит, устранение части населения от участия в политической жизни означает на самом деле их устранение от жизни экономической, то есть лишение их права распоряжаться имуществом и финансами государства.

В свою очередь, государственное имущество на самом деле является одним из случаев общей собственности. Имущество государства, как мы часто слышим, принадлежит всему народу. Именно народ является его (имущества) собственником, и люди во власти являются лишь выборными или наемными менеджерами, обеспечивающими (в теории) наилучшее управление вверенным им имуществом.

Имущество формируется из двух основных частей:
части собираемых в общий котел доходов резидентов страны
и накопленного за период существования государства имущества, созданного нашими предками.

Всеобщая декларация о правах человека (статья 17) предусматривает, что каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими и никто не должен быть произвольно лишен своего имущества. Право частной собственности охраняется конституциями и законами подавляющего большинства государств мира.

Таким образом, лишение граждан права участия в политической жизни на самом деле означает лишение их права распоряжаться своей собственностью, что недопустимо.

Нет места при таком подходе и для экономического ценза — то есть предоставления большего количества голосов тому, кто платит больше налогов. Дело в том, что как указывалось выше, имущество государства в значительной степени состоит из того, что построили наши предки. Расчитать же вклад предков каждого из живущих в общее достояние не представляется возможным, поэтому и введение экономического ценза невозможно.

Таким образом, введение какого — либо избирательного ценза ведет к нарушению фундаментального права человека на частную собственность. Даже если человек вместо финансирования создания вакцины против рака желает потратить государственные средства на большой фейерверк и шашлыки, он имеет полное право голосовать именно так. Потому что именно он (или его предки, которым он выступает наследником) и создали те средства, которые планируется тратить. И гражданин, как собственник этих средств, вправе голосовать как ему хочется. При этом, естественно, гражданин выбирает направление расходование средств опосредованно, посредством выбора депутатов парламента, местных органов власти, президента и т.д.

Другое дело, что решение в существующей системе принимает большинство. Однако вполне нормально, если большинство вместо уже упомянутой вакцины от рака выберет фейерверк, потому что это значит, что создатели имущества считают, что именно такое направление его использования приносит им максимальное удовлетворение. А цель любой власти — максимальное удовлетворение интересов большинства граждан.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.